Головна  |  Вимоги до оформлення статей  |  Контакти |  Зміст журналу
ua  rus  en
Міністерство освіти і науки України
ДНУ Вісник Дніпропетровського університету
Серія "Економіка"

Наукове видання
  • УДК 336:519
  • ISSN 9125 0912
  • Свідоцтво про державну реєстрацію друкованого засобу масової інформації КВ № 7898 від 17.09.2003 р.
  • Збірник включено до Переліку наукових фахових видань України (пункт 118), у яких можуть публікуватися результати дисертаційних робіт на здобуття наукових ступенів доктора і кандидата наук з економічних наук (Постанова президії ВАК України № 1-05/3 від 08.07.2009)
 

УДК 330.101.541

О. А. Бондаренко

Запорожский институт экономики и информационных технологий

Экономическая депрессия 1990-х годов в Японии как один из аспектов влияния на развитие финансовой сферы экономики США

Проаналізована проблема накопичення капіталу в процесі функціонування фондового ринку в сучасних умовах. Визначена роль фінансової сфери в економічному розвитку США і Японії.

Ключові слова: капітал, накопичення капіталу, прибуток, робоча сила, фондовий ринок. 

Проанализирована проблема накопления капитала в процессе функционирования фондового рынка в современных условиях. Очерчена роль финансовой сферы в экономическом развитии США и Японии.

Ключевые слова: капитал, накопление капитала, прибыль, рабочая сила, фондовый рынок.

The problem of capital accumulation in the process of fund market functioning in modern conditions is analyzed. The article is dedicated to the role of financial sphere in economic development of the USA and Japan.

Key words: capital, capital accumulation, profit, labour power, fund market.

В конце 2008 – начале 2009 года американская экономика пережила очередной циклический спад. В 2009 году в США падение ВВП достигло 2,5%, в Японии – 5,4, Евросоюзе – 3,9% [8, с. 18]. Новый финансовый кризис, возникнув вСША в 2007 году как кризис рынка недвижимости и производных финансовых инструментов, распространился на Европу и охватил в 2008–2009 годах все другие страны.

Цель статьи состоит в том, чтобы раскрыть некоторые аспекты механизма функционирования фондового рынка в США, исходя из экономического развития Японии в послевоенный период.

Функционирование фондового рынка тесно связано с процессом накопления капитала. В данном процессе ещё возникает понятие инвестиций. Накопление капитала предполагает, прежде всего, получение предприятиями прибыли.

Экономисты А. Смит, Д. Рикардо, Р. Джонс и даже Е. Беем-Баверк в качестве основного источника получения прибыли рассматривали фонд заработной платы. Тогда как Дж.C. Милль, А. Маршалл и Дж. Б. Кларк основные источники образования прибыли связывали с управлением производства, в том числе с инновационной деятельностью.

Становление и развитие фондового рынка, прежде всего, зависит от того, какие источники преобладают в создании прибыли. Многие предприятия и организации в США получают доходы, которые тесно связаны с инновационной деятельностью. Последнее обстоятельство способствовало развитию американского фондового рынка.

Различные аспекты исследования фондовых рынков представлены в работах экономистов: А. Аникина, Н.Воеводской, А. Динкевича, И. Доронина, М. Ершова, Е. Жукова, М. Игнацкой.

В последние три десятилетия ХХ века существовали две Японии. Одна – хорошо знакомая Западу высококонкурентная Япония. Такие отрасли, как бытовая электроника и автомобилестроение, двигали вперед всю экономику, форсировали экспорт и производительность труда. Это была наиболее известная часть экономики, по которой изучались методы достижения высокого экономического роста. Данные отрасли существовали рядом с другой, менее эффективной экономикой Японии [7, с. 95].

Вторая Япония включала в себя два сегмента. Первый сегмент (сельское хозяйство, химия, промышленно-потребительские товары, медикаменты, все виды услуг) был защищен торговыми барьерами и другими видами государственного регулирования. Многие из них даже в 1990-х годах ещё функционировали под протекцией. Во втором сегменте (торговля, финансы, энергетика, грузоперевозки, телекоммуникации, промышленное строительство, коммунальное хозяйство) неэффективность определялась внутренними факторами. В малопродуктивных отраслях, относительно США, было занято около 2/3 трудоспособного населения. Ввысокоэффективных отраслях преобладают крупные предприятия, а в менее эффективных – средние и мелкие [7, с. 95].

В Японии, из всех индустриально развитых стран, проявляется значительное влияние государственного регулирования в экономике. Приняв политику монетаризма в экономике, США значительно ослабили государственное вмешательство в экономику. Тогда как в Японии кейнсианская модель по-прежнему функционирует. Возможно, здесь действуют национально-психологические черты населения [7, с. 96].

После Второй мировой войны в Японии была создана совершенно другая модель капитализма. Средства производства здесь принадлежат не богатым независимым капиталистам, а крупным коммерческим группам, которые работают на деньги больших банков. Тогда как их капитал формировался из сбережений простых японцев. Это общество, в котором капиталистические риски и выигрыши коллективизированы – в неповторимом японском стиле [2, с. 115].

Япония стала промышленной державой, производящей более дешевую продукцию, чем её конкуренты. Таким образом, 40-летний бум, превративший Японию во вторую крупнейшую экономику мира, создал крупнейший в мире фондовый рынок и самую дорогую в мире недвижимость [2, с. 117].

В японской экономике доминируют крупные интегрированные компании, обычно объединяющие несколько промышленных и сервисных предприятий (включая банки, страховые компании и торговые дома). Основной формой организации финансового капитала были дзайбацу. Происхождение капиталов последних уходило корнями в феодальную Японию к семьям землевладельцев. «Ликвидация дзайбацу», проведенная американцами в 1945–1947 годах, временно оттеснила семьи дзайбацу от финансовой олигархии, но не воспрепятствовала концентрации капитала. Большинство концернов – это части могущественных финансовых империй «Мицубиси» и «Мицуи». С 1970-х годов большинство (около 80%) крупнейших нефинансовых корпораций с капиталом, превышающим 10 миллиардов иен, входит в шестерку крупнейших финансовых групп Японии [7, с. 98].

Финансовые группы не имеют юридически оформленной организации. Они состоят из ядра, в которое входят корпорации и банки, связанные взаимным владением акций, и периферии, состоящей из корпораций и концернов с менее устойчивыми связями с ядром.

В 1978 году предприятия, с числом занятых свыше 1000 человек, составляли 0,1% общего количества предприятий. На них работало 15% от числа занятых ипроизводилось 24,9% чистой продукции. Более ¾ крупных предприятий (586из 756) относились к отраслям тяжелой индустрии. Средние предприятия, счислом занятых от 300 до 999 человек, выпускали пятую часть чистой продукции, и на них работало 13,9% занятых. На мелких предприятиях, с числом занятых от 1 до 20 человек, работало 29% всех занятых в обрабатывающих отраслях [7, с. 97].

Разница в производительности труда между мелкими и крупными предприятиями в Японии была значительной. В 1976 году производительность труда мелких (до 10 человек) предприятий составляла всего 31% соответствующего показателя для крупных, т.е. была в 3,2 раза меньше. В США такой разрыв составил 1,4 [7, с. 97].

Вследствие двух «нефтяных шоков» 1970-х годов и «валютного шока» середины 1980-х годов, когда резко вырос курс иены по отношению к доллару, ряд отраслей обрабатывающей промышленности в Японии оказался в трудном положении, особенно материало- и энергоемкие производства. В конце 1985 года курс иены вырос на 40%, что сделало японские товары вдвое более дорогими. Кначалу 1986 года рост ВВП Японии снизился вдвое. В 1986 году официальная учетная ставка банковского процента понижалась четыре раза – до 3%. В то время прибыли корпораций уже начали падать, так же как через десять лет это произошло в США. Хотя инвесторы в японской экономике все ещё давили вверх. Снижение учетного процента подстегнуло курс акций [2, с. 120].

Период (1985–1991 годы) называют временем «Бабл» – «пенистой экономики». Японское правительство стремилось переориентировать экономическую структуру и рост на внутренний спрос и сокращать роль экспорта как фактора роста. Такая политика привела к спекуляции земельными участками, акциями ив результате к росту цен.

Обеспокоенный ростом цен на недвижимость, Банк Японии решил поднять процентную ставку. В мае 1989 года, впервые за девять лет, учетная ставка была увеличена с 2,5 до 3,25%. В октябре 1989 года учетная ставка поднялась до 3,75%, ставка по краткосрочным кредитам продолжала расти и к концу года составила 6,25%, т.е. всего на 0,25% отличалась от ставки, существовавшей вСША через десять лет как раз перед началом бума [2, с. 127].

С начала 1990 года в японской экономике имело место резкое падение цен на акции, ценные бумаги и удешевление иены. Показатели по всем трем параметрам уже в I квартале снизились так резко, что появилось даже высказывание о«крушении Токийской биржи». За год (с конца 1989 года по конец 1990 года) цены акций упали на 45 % – на сумму в 400 триллионов иен, что эквивалентно годовому ВВП [6, с. 145].

Такое падение явно не соответствует тенденциям предшествующего периода, когда курсы акций на бирже росли более 10 лет подряд и показатель «Никкэй» (индекс, учитывающий движение курсов акций 225 крупнейших корпораций) увеличился в 8 раз. За все 1960-е годы он поднялся на 74% – меньше, чем по отдельности в 1988 или 1989 годах. Биржевой бум был связан со структурной перестройкой экономики, экономическим ростом, поддерживался падением нефтяных цен, ростом иены, снижавшимися 9 лет процентными ставками. Хотя определенную роль также играли спекулятивные факторы [6, с. 145].

29 декабря 1989 года индекс Nikkei Dow достиг пикового значения – 38915 пунктов. За следующий 21 месяц он упал на 38,5%. Однако все это время цены на недвижимость в Японии продолжали расти. Только через два года, в 1991 году, цены на недвижимость достигли максимума – на 15% выше, чем в конце 1989 года [2, с. 127].

Для сравнения: американский фондовый рынок достиг пика почти десять лет спустя – 31 декабря 1999 года. За следующие 33 месяца индекс S&P 500 упал на 45%, т.е. сильнее, чем в Японии. За тот же самый период цены на недвижимость в США выросли почти так же, как в Японии [2, с. 127].

По всем экономическим и финансовым показателям за 1989 год положение Японии накануне падения фондовой биржи было очень хорошим. Инфляция была незначительной: индекс потребительских цен увеличился на 3% в год (как и в Америке через десять лет). Уровень безработицы в стране понизился до 2,3% [5, с. 134].

В конце 1980-х годов рост японской экономики опирался на внутренний спрос – инвестиционный и потребительский. В одной из важнейших составляющих – инвестиционном процессе – вместе с тем проявилось определенное замедление, начавшееся во второй половине 1990 года. Повышение трижды в 1989 году официальной ставки банковского процента (с 2,5% в мае до 4,25% в декабре) не могло не отразиться на крупных компаниях, испытывающих нехватку рабочей силы. Кроме того, повышение ставки процента оказало отрицательное влияние на мелкие компании (с капиталом менее 1 миллиард иен), осуществлявших примерно 60% всех капиталовложений [5, с. 131].

Замедлению инвестиционного процесса в японской экономике во второй половине 1990 года способствовало повышение учетной ставки банковского процента в августе до 6% годовых (пятое повышение с мая 1989 года). Однако воздействие это было достаточно ограниченным: величина процентной ставки для крупных корпораций играла меньшую роль, чем раньше. Инвестиционные решения в большинстве случаев стали приниматься в зависимости от реальной необходимости, а не от уровня процентной ставки [6, с. 146].

В 1990 году стоимость недвижимости в шести крупнейших городах Японии сравнялась с величиной её ВВП. К концу 1993 года цены снизились в 2 раза, т.е. стали меньше на половину ВВП. Банковское кредитование, расширявшееся в фазе бума и раздувания пузыря, поддерживалось ростом цен на недвижимость. Следующая фаза была очевидна и неизбежна – займы на триллионы иен перестали возвращаться [2, с. 128].

1990-е годы называют периодом депрессии японской экономики. Темпы экономического роста снизились до 1,4% в год против 4,1% в предыдущем десятилетии. Если в 1990 году ВВП Японии был равен 38% от уровня США, то в 1999 году – 32,5% [7, с. 94].

Летом 2001 года индекс Nikkei упал до 10977, т.е. впервые с 1984 года стал меньше отметки 11000. За 11 лет индекс Nikkei Dow упал с 40000 до 11000 и, таким образом, владельцы акций потеряли 75% своих средств [2, с. 135].

Здесь следует отметить определенные параллели в развитии японского и американского фондового рынков. В Японии в 1970–1980-х годах фондовый рынок поднимался, а уровень сбережений снизился на 10 процентных пунктов. В США произошло то же самое, только с отставанием на десять лет. С 1971 по 1985 год японский фондовый рынок вырос примерно на 500%. С 1981 по 1995 год фондовый рынок США также вырос на 500%. В 1990 году японский фондовый рынок сорвался в крутое пике. За следующие 18 месяцев он упал на 30%. То же самое произошло с американским фондовым рынком через десять лет [2, с. 110].

Вместе с тем, подобная аналогия в развитии фондовых рынков данных стран не может иметь серьезного значения. По масштабам эмиссии ценных бумаг США далеко превосходили другие страны. В последние два десятилетия ХХ века Япония только приближалась по этим показателям к США [1, с. 41].

Система финансирования экономики Японии в период 1950-х – начала 1970-х годов функционировала под очень сильным, хотя и косвенным, государственным контролем. Министерство финансов и Банк Японии занимались планированием и определением стратегии экономического развития страны, исходя из своего представления о национальных интересах, предоставляя конкретную реализацию этой стратегии частному сектору и сохраняя постоянно сильные рычаги экономического воздействия на него. Такие система и политика обеспечили в указанный период высокие темпы роста экономики, создание мощного экспортного потенциала и решение валютных проблем. Вместе с тем, имелись побочные эффекты в виде некоторой инфляции, перекоса в распределении ресурсов, проявившегося в отсталости сфер экономики, которые не являлись приоритетными. Модель финансирования экономики и макроэкономической политики в этот период может быть охарактеризована как экстенсивная, поскольку решались задачи в первую очередь количественного роста финансовых ресурсов, быстрыми темпами увеличивался государственный бюджет, денежная масса, поддерживавшие с финансовой стороны быстрое экономическое развитие [11, с. 278].

В начале – середине 1970-х годов вслед за резким изменением условий функционирования экономики Японии данная модель переживает серьезный кризис. Продолжение в начале 1970-х годов курса на экстенсивное расширение финансовых ресурсов, в первую очередь денежной массы, привело к усилению инфляции, асохранение высоких темпов увеличения расходов государственного бюджета – кего большому дефициту. Все это потребовало решительной перестройки как в сфере финансирования экономики, так и в сфере макроэкономической политики [11, с. 278].

Период высоких темпов промышленного роста японской экономики (1953–1973 годы) прежде всего связан с двумя обстоятельствами: высоким уровнем личных сбережений и относительно дешевой рабочей силой. Именно данные аспекты продолжали оказывать позитивное влияние на экономическое развитие Японии в последующие годы.

Экономист Р. Джонс полагал, что существует три обстоятельства, определяющие производительность труда: 1) непрерывность, с которой он затрачивается; 2) искусность, с которой он направляется; 3) сила, которая оказывает ему содействие [4, с. 129]. Единственной, первоначальной, всеобъемлющей и господствующей причиной производительной силы людей является употребление продуктов прошлого труда для увеличения производительности его естественных сил, т.е. затраты капитала [4, с. 142]. Таким образом, капитал представляет собой нечто, сбереженное из дохода, применяемое с целью производства богатства, или с расчетом на прибыль [4, с. 144].

Джонс полагал, что целесообразно разделить капитал, применяемый в производстве, на две различные части – именно, на часть, употребляемую на содержание или оплату рабочих, и на часть, применяемую для повышения производительности труда. Первую часть следует называть поддерживающим или содержа­щим рабочих капиталом, а вторая часть будет иметь наименование вспомогательного капитала [4, с. 158].

Капитал, авансируемый на содержание труда, в одном весьма важном отношении значительно отличается от капитала, употребляемого в качестве вспомогательного. Он должен воспроизводиться в течение того же самого времени, впродолжение которого он потребляется рабочим. Если рабочий занят в течение года на фабрике, то стоимость, производимая им за то же время, что он потребляет свою заработную плату, должна равняться стоимости этой заработной платы с добавлением некоторой прибыли на её сумму [4, с. 159]. Таким образом, основным источником прибыли является фонд заработной платы.

Согласно Р. Джонсу, основными источниками накопления капитала являются заработная плата и прибыль [4, с. 145]. Именно за счет таких источников происходило накопление капитала и, соответственно, экономическое развитие Японии в послевоенный период.

Вместе с тем, интенсивный рост японской промышленности в конце 1980-х годов вызвал нехватку рабочей силы, что углублялось общим процессом постарения населения в стране. В 1990 году недостаток в рабочей силе достиг 1 миллиона человек, тогда как ещё в 1988 году её избыток насчитывал 1,5 миллиона человек [5, с. 134]. 

По мнению большинства специалистов, наиболее слабым местом экономического развития Японии в начале 1990-х годов являлась нехватка рабочей силы. Особенно остро она проявлялась в строительстве, базовых отраслях обрабатывающей промышленности, например, черной металлургии. Кроме того, эта проблема возникла на мелких и средних предприятиях, вынуждая их даже отказываться от заказов. Последние обстоятельства сдерживали расширение выпуска продукции, способствовали её удорожанию, поскольку японские компании ради привлечения рабочей силы стали повышать заработную плату [6, с. 148]. 

В период депрессии в Японии удельный вес инвестиций в основной капитал сократился в 1,6 раза (1970 год по отношению к 1998 году), а инвестиции в жилищное строительство оставались на прежнем уровне: 5%. За 1990-е годы государственные инвестиции возросли с 6,6 до 8,2%, так как частные инвестиции, например, в машины и оборудование, снизились с 19,6 до 13,8% [7, с. 100]. В течение 1990-х годов государственный долг Японии увеличился с 60 до 150% ВВП [2, с. 133].

В конце 1980-х годов главной внешнеторговой проблемой Японии являлась острая несбалансированность в торговле с США. Более 30% японского экспорта в целом, в том числе 45% вывоза продукции электроники, были ориентированы на американский рынок. Доля ввоза из США составляла 23% японского импорта. Вследствие такого перекоса торговый баланс с США в данный период сводился с превышением порядка 50 миллиардов долларов и служил источником серьезных противоречий [5, с. 135]. Тогда как из-за экономической депрессии 1990-х годов проблема японской экспортной экспансии в США уже не имела прежнего значения.

В начале 1990-х годов в Японии возник целый ряд причин, в определенной степени сдерживающих расширение товарного экспорта. Во-первых, компании, организовавшие зарубежное производство, уже в меньшей степени были связаны с текущими валютными колебаниями. Во-вторых, многие отрасли стали зависеть от импорта готовых изделий и компонентов. В 1989 году доля готовой продукции в японском импорте, впервые превысив 50 %-ный рубеж, составила 50,3%. Кроме того, расширение производственных мощностей для увеличения вывоза было ограничено из-за возрастающей нехватки рабочей силы, особенно вэкспортных отраслях [6, с. 149].

Именно нехватка рабочей силы явилась основным фактором, связанным с возникновением в Японии экономической депрессии 1990-х годов. Концепция равновесного экономического цикла может являться в некоторой степени теоретической основой для такого вывода. Согласно теориям равновесного экономического цикла, из-за неправильного восприятия колебаний цен и заработной платы на рынке рабочей силы возникает излишек или дефицит, что вызывает, всвою очередь, циклические изменения в производстве и занятости [9, с. 133].

В то же время в американской экономике не возникало таких проблем. В 1990-е годы США значительно превосходили другие страны по темпам экономического роста. В этот период низкая доля вложений в основной капитал в ВВП США была связана с высокой эффективностью накоплений [1, с. 38].

Американская экономика имела большой запас прочности, который был обусловлен не столько ее масштабами, сколько качественными факторами, прежде всего инновационным лидерством США. Достижения научно-технического прогресса 1990-х годов относятся прежде всего к информационным технологиям. Вэтой области лидировали США.

В 1997 году инвестиции в информационное оборудование в США были в 5раз больше, чем в Японии. Если в общей сумме капиталовложений удельный вес инвестиций в информатику в 1990 году в США составил 13,3%, в Японии – 7,3%, то в 1999 году – соответственно, 33,9 и 12,5% [7, с. 99]. Поэтому устойчивость американского фондового рынка в конце ХХ века была выше, чем в1930-е годы, когда именно обвальное падение биржи в октябре 1929 года положило начало Великой депрессии.

Важным фактором экономического подъема США в 1990-е годы выступила ценовая инфляция активов американского корпоративного сектора. В совокупности с личными потребительскими расходами они выступили важнейшими финансовыми источниками циклического развития экономики США за последние два десятилетия ХХ века, включая экономический рост 1980-х годов, предопределившего повышенный спрос на акционерный капитал как основную форму богатства, доступный сравнительно большому числу американцев. Спекулятивные операции во второй половине 1990-х годов все в большей степени определяли динамику фондовых индексов, что вело к повышению биржевых индексов и к росту потребительских расходов [3, с. 73].

С середины 1990-х годов в США стал постепенно формироваться новый базовый алгоритм экономического роста, который во все большей степени основывался на ценовой инфляции активов. Причем главным теоретиком эффективности этого механизма ещё в конце 1990-х годов выступил председатель ФРС Б.Бернанке. В последующих работах ряд американских экономистов обосновали тезис о необходимости целенаправленного использования монетарной политики именно для установления режима контролируемой инфляции активов [10, с. 43].

Выводы.

В структуре мировых фондовых рынков абсолютно доминируют США и другие развитые страны, тогда как в странах третьего мира такие рынки ещё формируются. В начале XXI века капитализация компаний США составляла половину капитализации мирового фондового рынка, что явно не соответствовало доле экономики США в мировом производстве и торговле. Высокая капитализация американского фондового рынка являлась не только следствием более высокой эффективности американских предприятий. Высокая стоимость американских компаний также была обусловлена предпочтениями самих участников рынка, которые рассматривали фондовый рынок США (как облигаций, так и акций) самой надежной альтернативой размещения средств.

На рубеже ХХ–XXI веков в США рельефно проявилось приоритетное развитие группы наукоемких отраслей и сферы услуг, что позволяло поддерживать устойчивость американского фондового рынка в течение определенного периода времени. Тогда как в Японии вследствие недостаточного развития наукоемких отраслей не было создано таких предпосылок, чтобы поддерживать подъем фондового рынка в стране.

Только высокие личные сбережения могли обеспечить функционирование японского фондового рынка. Однако осуществление накопления капитала и, соответственно, развитие фондового рынка возможны только путем получения предприятиями прибыли. В Японии же, как свидетельствует экономическая депрессия, инновационную деятельность не следует рассматривать в качестве основного источника получения прибыли предприятиями. Таким образом, мировой финансовый кризис 2008 года явился результатом глобальной перекапитализации рынков, а не ипотечного кризиса в США 2007 года, который следует только рассматривать в качестве катализатора разрастания кризисных явлений.  

Бібліографічні посилання

  1. Аникин А.< <В. Экономика США на исходе века: итоги и проблемы / А. В. Аникин< // Мировая экономика и международные отношения. –< <1998. –< <№ 11.
  2. Боннер У. <Судный день американских финансов: мягкая депрессия XXI< в.< <: п<ер. с англ.  /<У.< <Боннер , <Э.< <Уиггин .< –< <Челябинск, 2008.
  3. Государственная экономическая политика США: современные тенденции. – М., 2002.
  4. Джонс Р. Политическая экономия народов : пер. с англ. / Р. Джонс. – М., 2011.
  5. Корчагина О. Япония: инвестиционный бум. Экономическое положение капиталистических и развивающихся стран. Обзор за 1989 г. и начало 1990 г. / О. Корчагина.– М., 1990.
  6. Корчагина О. Япония: стабильный рост экономики. Тенденции мирового экономического развития. Обзор за 1990 г. и начало 1991 г. / О. Корчагина. – М., 1991.
  7. Мозгоев А. М. Развитие экономики стран Восточной Азии и инвестиционная модель регионов России / А. М. Мозгоев. – М., 2004.  
  8. Экономика в 2009–2011 гг. / Н. Райская, Л. Рощина, Я. Сергиенко, А. Френкель, И.Мальцева, Э. Баранов // Экономист. – 2010. – № 8.
  9. Самуэльсон Пол Э. Макроэкономика : пер. с англ. / Пол Э. Самуэльсон, Вильям Д. Нордхаус. – М., 2009.
  10. Экономика и управление в зарубежных странах // <Информ. бюлл. –< <2009. –< <№ 12.
  11. Япония: смена модели экономического роста. – М., 1990.

Надійшла до редколегії 15.06.2012














Головна  |  Вимоги до оформлення статей  |  Контакти |  Зміст журналу

© Дніпропетровський національний університет імені Олеся Гончара, 2011-2015

Рейтинг@Mail.ru